Ахматова стихи короткие

И в ночи январской, беззвездной, Сам дивясь небывалой судьбе, Возвращенный из смертной бездны, Ленинград салютует себе.

Солнце комнату наполнило Пылью желтой и сквозной. Я проснулась и припомнила: Милый, нынче праздник твой.

*

А вы, мои друзья последнего призыва! Чтоб вас оплакивать, мне жизнь сохранена. Над вашей памятью не стыть плакучей ивой, А крикнуть на весь мир все ваши имена.

*

Ноченька! В звездном покрывале, В траурных маках, с бессонной совой. Доченька.

*

А я иду, где ничего не надо, Где самый милый спутник только тень, И веет ветер из глухого сада, А под ногой могильная ступень.

*

В каждых сутках есть такой Смутный и тревожный час. Громко говорю с тоской, Не раскрывши сонных глаз.

*

Cardan solaire на Меньшиковом доме. Подняв волну, проходит пароход. О, есть ли что на светем не знакомей, Чем шпилей блеск и отблеск этих вод.

Стихи Ахматовой о любви короткие

И сердце то уже не отзовется
На голос мой, ликуя и скорбя.
Все кончено И песнь моя несется
В пустую ночь, где больше нет тебя.

*

И как всегда бывает в дни разрыва,
К нам постучался призрак первых дней,
И ворвалась серебряная ива
Седым великолепием ветвей.

*

Нам, исступленным, горьким и надменным,
Не смеющим глаза поднять с земли,
Запела птица голосом блаженным
О том, как мы друг друга берегли.

Нам встречи нет. Мы в разных станах,
Туда ль зовешь меня, наглец,
Где брат поник в кровавых ранах,
Принявши ангельский венец?

*

И ни молящие улыбки,
Ни клятвы дикие твои,
Ни призрак млеющий и зыбкий
Моей счастливейшей любви
Не обольстят

*

Я улыбаться перестала,
Морозный ветер губы студит,
Одной надеждой меньше стало,
Одною песней больше будет.
И эту песню я невольно
Отдам на смех и поруганье,
Затем что нестерпимо больно
Душе любовное молчанье.

*

Земная слава как дым,
Не этого я просила.
Любовникам всем моим
Я счастие приносила.
Один и сейчас живой,
В свою подругу влюбленный,
И бронзовым стал другой
На площади оснеженной.

*

  • Он любил три вещи на свете:
    За вечерней пенье, белых павлинов
    И стертые карты Америки.
    Не любил, когда плачут дети,
    Не любил чая с малиной
    И женской истерики.
    А я была его женой.
  • *

    И слава лебедью плыла
    Сквозь золотистый дым.
    А ты, любовь, всегда была
    Отчаяньем моим.

    *

    То ли я с тобой осталась,
    То ли ты ушел со мной,
    Но оно не состоялось,
    Разлученье, ангел мой!
    И не вздох печали томной,
    Не затейливый укор,
    Мне внушает ужас темный
    Твой спокойный ясный взор.

    Короткие стихи Ахматовой

    Солнце комнату наполнило
    Пылью жёлтой и сквозной.
    Я проснулась и припомнила:
    Милый, нынче праздник твой.

    *

    Оттого и оснежённая
    Даль за окнами тепла,
    Оттого и я, бессонная,
    Как причастница спала.

    “А я иду, где ничего не надо. “

    А я иду, где ничего не надо,
    Где самый милый спутник только тень,
    И веет ветер из глухого сада,
    А под ногой могильная ступень.

    “В каждых сутках есть такой. “

    В каждых сутках есть такой
    Смутный и тревожный час.
    Громко говорю с тоской,
    Не раскрывши сонных глаз.
    И она стучит, как кровь,
    Как дыхание тепла,
    Как счастливая любовь,
    Рассудительна и зла.

    Подушка уже горяча
    С обеих сторон.
    Вот и вторая свеча
    Гаснет и крик ворон
    Становится всё слышней.
    Я эту ночь не спала,
    Поздно думать о сне.
    Как нестерпимо бела
    Штора на белом окне.
    Здравствуй!

    “Думали: нищие мы, нету у нас ничего. “

    За такую скоморошину,
    Откровенно говоря,
    Мне свинцовую горошину
    Ждать бы от секретаря.

  • Из тюремных ворот,
    Из заохтенских болот,
    ПутёМнехоженым,
    Лугом некошеным,
    Сквозь ночной кордон,
    Под пасхальный звон,
    Незваный,
    Несуженый,
    Приди ко мне ужинать.
  • “Заплаканная осень, как вдова. “

    А ты думал я тоже такая,
    Что можно забыть меня,
    И что брошусь, моля и рыдая,
    Под копыта гнедого коня.

    *

    Или стану просить у знахарок
    В наговорной воде корешок
    И пришлю тебе странный подарок
    Мой заветный душистый платок.

    *

    Будь же проклят. Ни стоном, ни взглядом
    Окаянной души не коснусь,
    Но клянусь тебе ангельским садом,
    Чудотворной иконой клянусь,
    И ночей наших пламенным чадом
    Я к тебе никогда не вернусь.

    *

    Двадцать первое. Ночь. Понедельник.
    Очертанья столицы во мгле.
    Сочинил же какой-то бездельник,
    Что бывает любовь на земле.

    *

    Но иным открывается тайна,
    И почиет на них тишина
    Я на это наткнулась случайно
    И с тех пор все как будто больна.

    *

    Сжала руки под тёмной вуалью
    «Отчего ты сегодня бледна?»
    От того, что я терпкой печалью
    Напоила его допьяна.

    *

    Как забуду? Он вышел, шатаясь,
    Искривился мучительно рот
    Я сбежала, перил не касаясь,
    Я бежала за ним до ворот.

    *

    Задыхаясь, я крикнула: «Шутка
    Всё, что было. Уйдёшь, я умру».
    Улыбнулся спокойно и жутко
    И сказал мне: «Не стой на ветру».

    *

    Было душно от жгучего света,
    А взгляды его как лучи.
    Я только вздрогнула: этот
    Может меня приручить.
    Наклонился он что-то скажет
    От лица отхлынула кровь.
    Пусть кам нем надгробным ляжет
    На жизни моей любовь.

    *

    Не любишь, не хочешь смотреть?
    О, как ты красив, проклятый!
    И я не могу взлететь,
    А с детства была крылатой.
    Мне очи застил туман,
    Сливаются вещи и лица,
    И только красный тюльпан,
    Тюльпан у тебя в петлице.

    *

    Как велит простая учтивость,
    Подошел ко мне, улыбнулся,
    Полуласково, полулениво
    Поцелуем руки коснулся
    И загадочных, древних ликов
    На меня поглядели очи

    *

    Десять лет замираний и криков,
    Все мои бессонные ночи
    Я вложила в тихое слово
    И сказала его напрасно.
    Отошел ты, и стало снова
    На душе и пусто и ясно.

    *

    Я не любви Твоей прошу.
    Она теперь в надежном месте
    Поверь,что я Твоей невесте
    Ревнивых писем не пишу.

    *

    Но мудрые прими советы:
    Дай ей читать мои стихи,
    Дай ей хранить мои портреты-
    Ведь так любезны женихи!

    *

    А этим дурочкам нужней
    Сознанье полное победы,
    Чем дружбы светлые беседы
    И память первых нежных дней

    *

    Когда же счастия гроши
    Ты проживешь с подругой милой,
    И для пресыщенной души
    Все сразу станет так постыло

    *

    В мою торжественную ночь
    Не приходи. Тебя не знаю.
    И чем могла б Тебе помочь?
    От счастья я не исцеляю.

    *

    Звенела музыка в саду
    Таким невыразимым горем.
    Свежо и остро пахли морем
    На блюде устрицы во льду.

    *

    Он мне сказал: «Я верный друг!»
    И моего коснулся платья
    Как не похожи на объятья
    Прикосновенья этих рук.

    *

    Так гладят кошек или птиц,
    Так на наездниц смотрят стройных
    Лишь смех в глазах его спокойных
    Под легким золотом ресниц.

    *

    А скорбных скрипок голоса
    Поют за стелющимся дымом:
    «Благослови же небеса
    Ты первый раз одна с любимым».

    *

    Есть в близости людей заветная черта,
    Ее не перейти влюбленности и страсти,
    Пусть в жуткой тишинЕсливаются уста,
    И сердце рвется от любви на части.

    *

    И дружба здесь бессильна, и года
    Высокого и огненного счастья,
    Когда душа свободна и чужда
    Медлительной истоме сладострастья.

    *

    Стремящиеся к ней безумны, а ее
    Достигшие поражены тоскою
    Теперь ты понял, отчего мое
    Не бьется сердце под твоей рукою.

    *

    Я знаю, Ты моя награда
    За годы боли и труда,
    За то, что я земным отрадам
    Не предавалась никогда,
    За то, что я не говорила
    Возлюбленному: «Ты любим».
    За то, что всем я не простила,
    Ты будешь ангелом моим

    *

    Так беспомощно грудь холодела,
    Но шаги мои были легки.
    Я на правую руку надела
    Перчатку с левой руки.

    *

    Показалось, что много ступеней,
    А я знала их только три!
    Между кленов шепот осенний
    Попросил: «Со мною умри!

    *

    Я обманут моей унылой
    Переменчивой, злой судьбой».
    Я ответила: «Милый, милый
    И я тоже. Умру с тобой!»

    *

    Я пью за разоренный дом,
    За злую жизнь мою,
    За одиночество вдвоем,
    И за тебя я пью,
    За ложь меня предавших губ,
    За мертвый холод глаз,
    За то, что мир жесток и груб,
    За то, что Бог не спас.

    *

    Все, как раньше. В окна столовой
    Бьется мелкий метельный снег.
    И сама я не стала новой,
    А ко мне приходил человек.

    *

    Я спросила: «Чего ты хочешь?»
    Он сказал: «Быть с тобой в аду».
    Я смеялась: «Ах, напророчишь
    Нам обоим, пожалуй, беду».

    *

    Но, поднявши руку сухую,
    Он слегка потрогал цветы:
    «Расскажи, как тебя целуют,
    Расскажи, как целуешь ты».

    *

    И глаза, глядящие тускло,
    Не сводил с моего кольца.
    Ни один не двинулся мускул
    Просветленно-злого лица.

    *

    О, я знаю: его отрада
    Напряженно и страстно знать,
    Что ему ничего не надо,
    Что мне не в чем ему отказать.

    *

    Любовь покоряет обманно,
    Напевом простым, неискусным.
    Еще так недавно-странно
    Ты не был седым и грустным.

    *

    И когда она улыбалась
    В садах твоих, в доме, в поле,
    Повсюду тебе казалось,
    Что вольный ты и на воле.

    *

    Был светел ты, взятый ею
    И пивший ее отравы.
    Ведь звезды были крупнее,
    Ведь пахли иначе травы,
    Осенние травы.

    *

    Ты всегда таинственный и новый,
    Я тебе послушней с каждым днем.
    Но любовь твоя, о друг суровый,
    Испытание железом и огнем.

    *

    Запрещаешь петь и улыбаться,
    А молиться запретил давно.
    Только б мне с тобою не расстаться,
    Остальное все равно!

    *

    Так, земле и небесам чужая,
    Я живу и больше не пою,
    Словно ты у ада и у рая
    Отнял душу вольную мою.
    Декабрь 1917

    *

    Все отнято: и сила, и любовь.
    В немилый город брошенное тело
    Не радо солнцу. Чувствую, что кровь
    Во мне уже совсем похолодела.

    *

    Веселой Музы нрав не узнаю:
    Она глядит и слова не проронит,
    А голову в веночке темном клонит,
    Изнеможенная, на грудь мою.

    *

    И только совесть с каждым днем страшней
    Беснуется: великой хочет дани.
    Закрыв лицо, я отвечала ей
    Но больше нет ни слез, ни оправданий.
    1916. Севастополь

    *

    О тебе вспоминаю я редко
    И твоей не пленяюсь судьбой,
    Но с души не стирается метка
    Незначительной встречи с тобой.

    *

    Красный дом твой нарочно миную,
    Красный дом твой над мутной рекой,
    Но я знаю, что горько волную
    Твой пронизанный солнцем покой.

    *

    Пусть не ты над моими устами
    Наклонялся, моля о любви,
    Пусть не ты золотыми стихами
    Обессмертил томленья мои,

    *

    Я над будущим тайно колдую,
    Если вечер совсем голубой,
    И предчувствую встречу вторую,
    Неизбежную встречу с тобой.

    Мне летние просто невнятны улыбки,
    И тайны в зиме не найду,
    Но я наблюдала почти без ошибки
    Три осени в каждом году.

    *

    И первая праздничный беспорядок
    Вчерашнему лету назло,
    И листья летят, словно клочья тетрадок,
    И запах дымка так ладанно-сладок,
    Все влажно, пестро и светло.

    *

    И первыми в танец вступают березы,
    Накинув сквозной убор,
    Стряхнув второпях мимолетные слезы
    На соседку через забор.

    *

    Но эта бывает чуть начата повесть.
    Секунда, минута и вот
    Приходит вторая, бесстрастна, как совесть,
    Мрачна, как воздушный налет.

    *

    Все кажутся сразу бледнее и старше,
    Разграблен летний уют,
    И труб золотых отдаленные марши
    В пахучем тумане плывут

    *

    И в волнах холодных его фимиама
    Сокрыта высокая твердь,
    Но ветер рванул, распахнулось и прямо
    Всем стало понятно: кончается драма,
    И это не третья осень, а смерть.

    Прошло пять лет, и залечила раны,
    Жестокой нанесенные войной,
    Страна моя,
    и русские поляны
    Опять полны студеной тишиной.

    *

    И маяки сквозь мрак приморской ночи,
    Путь указуя моряку, горят.
    На их огонь, как в дружеские очи,
    Далеко с моря моряки глядят.

    *

    Где танк гремел там ныне мирный трактор,
    Где выл пожар благоухает сад,
    И по изрытому когда-то тракту
    Автомобили легкие летят.

    *

    Где елей искалеченные руки
    Взывали к мщенью зеленеет ель,
    И там, где сердце ныло от разлуки,
    Там мать поет, качая колыбель.

    *

    Ты стала вновь могучей и свободной,
    Страна моя!
    Но живы навсегда
    В сокровищнице памяти народной
    Войной испепеленные года.

    *

    Для мирной жизни юных поколений,
    От Каспия и до полярных льдов,
    Как памятники выжженных селений,
    Встают громады новых городов.
    Май 1950

    *

    Еще недавно плоская коса,
    Черневшая уныло в невской дельте,
    Как при Петре, была покрыта мхом
    И ледяною пеною омыта.

    *

    Скучали там две-три плакучих ивы,
    И дряхлая рыбацкая ладья
    В песке прибрежном грустно догнивала.
    И буйный ветер гостем был единым
    Безлюдного и мертвого болота.

    *

    Но ранним утром вышли ленинградцы
    Бесчисленными толпами на взморье.
    И каждый посадил по деревцу
    На той косе, и топкой и пустынной,
    На память о великом Дне Победы.

    *

    Птицы смерти в зените стоят.
    Кто идет выручать Ленинград?
    Не шумите вокруг он дышит,
    Он живой еще, он все слышит:

    *

    На сотни верст, на сотни миль,
    На сотни километров
    Лежала соль, шумел ковыль,
    Чернели рощи кедров.
    Как в первый раз я на нее,
    На Родину, глядела.
    Я знала: это все мое
    Душа моя и тело.

    *

    Белым кам нем тот день отмечу,
    Когда я о победе пела,
    Когда я победе навстречу,
    Обгоняя солнце, летела.

    *

    И весеннего аэродрома
    Шелестит под ногой трава.
    Дома, дома ужели дома!
    Как все ново и как знакомо,
    И такая в сердце истома,
    Сладко кружится голова
    В свежем грохоте майского грома
    Победительница Москва!

    *

    Чистый ветер ели колышет,
    Чистый снег заметает поля.
    Больше вражьего шага не слышит,
    Отдыхает моя земля.
    1945

    Мы знаем, что ныне лежит на весах
    И что совершается ныне.
    Час мужества пробил на наших часах,
    И мужество нас не покинет.

    *

    Не страшно под пулями мертвыми лечь,
    Не горько остаться без крова,
    И мы сохраним тебя, русская речь,
    Великое русское слово.

    *

    Свободным и чистым тебя пронесем,
    И внукам дадим, и от плена спасем
    Навеки!

    *

    В тени елизаветинских боскетов
    Гуляют пушкинских красавиц внучки
    Все в скромных канотье, в тугих корсетах,
    И держат зонтик сморщенные ручки.
    Мопс на цепочке, в сумочке драже
    И компаньонка с Жип или Бурже.

    *

    Иланг-илангом весь пропах вокзал
    Не тот последний, что сгорит когда-то,
    А самый первый, главный Белый Зал
    В нем танцевальный убран был богато,
    Но в зале том никто не танцевал.

    *

    Как я люблю пологий склон зимы,
    ее огни, и мраки, и истому,
    Сухого снега круглые холмы
    И чувство, что вовек не будешь дома.
    Черна вдали рождественская ель,
    Кричит ворона, кончилась метель.

    *

    И рушилась твердыня Эрзерума,
    Кровь заливала горло Дарданелл,
    Но в этом парке не слыхали шума,
    Лишь ржавый флюгер вдалеке скрипел.
    Но в этом парке тихо и угрюмо
    Сверкает месяц, снег алмазно бел.

    *

    Прикинувшись солдаткой, выло горе,
    Как конь, вставал дредноут на дыбы,
    И ледяные пенные столбы
    Взбешенное выбрасывало море –
    До звезд нетленных – из груди своей,
    И не считали умерших людей.

    *

    На Белой Башне дремлет пулемет,
    Вокруг дворца гусарские разъезды,
    Внимательные северные звезды
    (совсем не те, что будут через год),
    Прищурившись, глядят в окно Лицея,
    Где тень его над томом Апулея.

    *

    О знал ли он, любимец двух столетий,
    Как грозно третьим будет принят он.
    Мне суждено запомнить этот сон,
    Как помнят мать, осиротевши, дети
    ..

    (1941)

    *

    1923-1941
    _______________________________
    Духи назывались Ilang-Ilang (начало века). Прим. Анны Ахматовой

    *

    Как на влажном балтийском дне
    Сыновья его стонут во сне
    Как из недр его вопли: «Хлеба!»
    До седьмого доходят неба

    *

    И стоит везде на часах
    И уйти не пускает страх.
    28 сентября 1941, самолет

    *

    И та, что сегодня прощается с милым,-
    Пусть боль свою в силу она переплавит.
    Мы детям клянемся, клянемся могилам,
    Что нас покориться никто не заставит!
    Июль 1941, Ленинград

    *

    И в ночи январской, беззвездной,
    Сам дивясь небывалой судьбе,
    Возвращенный из смертной бездны,
    Ленинград салютует себе.
    1944

    *

    1
    Щели в саду вырыты,
    Не горят огни.
    Питерские сироты,
    Детоньки мои!
    Под землей не дышится,
    Боль сверлит висок,
    Сквозь бомбежку слышится
    Детский голосок.

    *

    Вспыхнул над молом первый маяк,
    Других маяков предтеча,
    Заплакал и шапку снял моряк,
    Что плавал в набитых смертью морях
    Вдоль смерти и смерти навстречу.

    *

    Победа у наших стоит дверей
    Как гостью желанную встретим?
    Пусть женщины выше поднимут детей,
    Спасенных от тысячи тысяч смертей,
    Так мы долгожданной ответим.
    1942-1945

    Самые темные дни в году
    Светлыми стать должны.
    Я для сравнения слов не найду
    Так твои губы нежны.

    *

    Только глаза подымать не смей,
    Жизнь мою храня.
    Первых фиалок они светлей,
    А смертельные для меня.

    *

    Вот, поняла, что не надо слов,
    Оснеженные ветки легки
    Сети уже разостлал птицелов
    На берегу реки.
    Декабрь 1913
    Царское Село

    *

    Как белый камень в глубине колодца,
    Лежит во мне одно воспоминанье,
    Я не могу и не хочу бороться:
    Оно мученье и оно страданье.

    *

    Мне кажется, что тот, кто близко взглянет
    В мои глаза его увидит сразу.
    Печальней и задумчивее станет
    Внимающего скорбному рассказу.

    *

    Я ведаю, что боги превращали
    Людей в предметы, не убив сознанья,
    Чтоб вечно жили дивные печали.
    Ты превращен в мое воспоминанье.

    *

    Столько просьб у любимой всегда!
    У разлюбленной просьб не бывает
    Как я рада, что нынче вода
    Под бесцветным ледком замирает.

    *

    И я стану Христос, помоги!
    На покров этот, светлый и ломкий,
    А ты письма мои береги,
    Чтобы нас рассудили потомки.

    *

    Чтоб отчетливей и ясней
    Ты был виден им, мудрый и смелый.
    В биографии словной твоей
    Разве можно оставить пробелы?

    *

    Слишком сладко земное питье,
    Слишком плотны любовные сети
    Пусть когда-нибудь имя мое
    Прочитают в учебнике дети
    И, печальную повесть узнав,
    Пусть они улыбнуться лукаво.
    Мне любви и покоя не дав,
    Подари меня горькою славой.

    *

    Небо бело страшной белизною,
    А земля как уголь и гранит.
    Под иссохшей этою луною
    Ничего уже не заблестит.

    *

    Женский голос, хриплый и задорный,
    Не поет кричит, кричит.
    Надо мною близко тополь черный
    Ни одним листком не шелестит.

    *

    Для того ль тебя я целовала,
    Для того ли мучалась, любя,
    Чтоб теперь спокойно и устало
    С отвращеньем вспоминать тебя?
    7 июня 1914
    Слепнево

    *

    Ах, дверь не запирала я,
    Не зажигала свеч,
    Не знаешь, как, усталая,
    Я не решалась лечь.

    *

    Смотреть, как гаснут полосы
    В закатном мраке хвой,
    Пьянея звуком голоса,
    Похожего на твой.

    *

    И знать, что все потеряно,
    Что жизнь проклятый ад!
    О, я была уверена,
    Что ты придешь назад.
    1911

    *

    Веет ветер лебединый,
    Небо синее в крови.
    Наступают годовщины
    Первых дней твоей любви.

    *

    Ты мои разрушил чары,
    Годы плыли, как вода.
    Отчего же ты не старый,
    А такой, как был тогда?

    *

    Даже звонче голос нежный,
    Только времени крыло
    Осенило славой снежной
    Безмятежное чело.

    *

    Еще весна таинственная млела,
    Блуждал прозрачный ветер по горам
    И озеро глубокое синело
    Крестителя нерукотворный храм.

    *

    Ты был испуган нашей первой встречей,
    А я уже молилась о второй,
    И вот сегодня снова жаркий вечер
    Как низко солнце стало над горой

    *

    Ты не со мной, но это не разлука,
    Мне каждый миг торжественная весть.
    Я знаю, что в тебе такая мука,
    Что ты не можешь слова произнесть.
    1917

    *

    Слаб голос мой, но воля не слабеет,
    Мне даже легче стало без любви.
    Высоко небо, горный ветер веет,
    И непорочны помыслы мои.

    *

    Ушла к другим бессонница-сиделка,
    Я не томлюсь над серою золой,
    И башенных часов кривая стрелка
    Смертельной мне не кажется стрелой.

    *

    Как прошлое над сердцем власть теряет!
    Освобожденье близко. Все прощу,
    Следя, как луч взбегает и сбегает
    По влажному весеннему плющу.

    *

    Я сошла с ума, о мальчик странный,
    В среду, в три часа!
    Уколола палец безымянный
    Мне звенящая оса.

    *

    Я ее нечаянно прижала,
    И, казалось, умерла она,
    Но конец отравленного жала
    Был острей веретена.

    *

    О тебе ли я заплачу, странном,
    Улыбнется ль мне твое лицо?
    Посмотри! На пальце безымянном
    Так красиво гладкое кольцо.

    *

    Настоящую нежность не спутаешь
    Ни с чем, и она тиха.
    Ты напрасно бережно кутаешь
    Мне плечи и грудь в меха.

    *

    И напрасно слова покорные
    Говоришь о первой любви,
    Как я знаю эти упорные
    Несытые взгляды твои!

    *

    То змейкой, свернувшись клубком,
    У самого сердца колдует,
    То целые дни голубком
    На белом окошке воркует
    То в инее ярком блеснет,
    Почудится в дреме левкоя
    Но верно и тайно ведет
    От радости и от покоя.

    *

    Умеет так сладко рыдать
    В молитве тоскующей скрипки,
    И страшно ее угадать
    В еще незнакомой улыбке.

    *

    Ты письмо мое, Милый, не комкай.
    До конца его, друг, прочти.
    Надоело мне быть незнакомкой,
    Быть чужой на Твоем пути.

    *

    Не гляди так, не хмурься гневно.
    Я любимая, я Твоя.
    Не пастушка, не королевна
    И уже не монашенка я

    *

    В этом сером, будничном платье,
    На стоптанных каблуках
    Но, как прежде жгуче объятье,
    Тот же страх в огромных глазах.

    *

    Ты письмо мое, милый, не комкай,
    Не плачь о заветной лжи,
    Ты его в Твоей бедной котомке
    На самое дно положи.

    *

    Пожелания